Ночью — повестка, утром уже в казарме. Разговор с мобилизованным жителем Улан‑Удэ, отправленным в войсковую часть
Алла Константинова
Ночью — повестка, утром уже в казарме. Разговор с мобилизованным жителем Улан‑Удэ, отправленным в войсковую часть
22 сентября 2022, 17:01

Военный комиссариат Октябрьского района города Улан-Удэ Республики Бурятия. Фото: Яндекс.Карты

49-летнему руководителю охранного агентства из Улан-Удэ Валерию Китаеву сотрудники военкомата Октябрьского района принесли повестку накануне поздно вечером, в шесть утра мужчина был в военкомате, а уже к десяти утра его и других мобилизованных привезли в одну из воинских частей Улан-Удэ. Человек, который дал нам контакты Китаева, предупредил, что мужчина, похоже, не до конца осознает, что происходит, и «находится в глубокой психологической травме». Лежа на койке в казарме, Валерий поговорил с «Медиазоной», но попросил не указывать в тексте его фамилию. Вот его рассказ о событиях прошедших суток.

Повестку принесли вечером, ну, в ночь на четверг, около двенадцати где-то, с десяти до двенадцати часов. Это были сотрудники военкомата. Я не удивился. Это было ожидаемо. Ну, мне 49 лет, я стрелок запаса, но в какую группу [категорию годности] я вхожу, я не знаю.

В шесть утра я уже был в Октябрьском военкомате Улан-Удэ. Нужно было прийти с сухпайком и теплыми вещами. На сколько [ухожу] и чего, я не знал. Из сухпайка, если честно, ничего не взял. Нет, я не голодный — тут кормили. Обед, ужин… все было.

В военкомате ничего такого и не было — повестку отдал, набралась команда, посадили в автобус, привезли в часть часов в десять утра, переодели. Никаких бумаг подписывать не дали. Выдали форму, когда приехали на сборный пункт. Просто одежда. Ну, бронезащита, думаю, уже потом. Пока организационные моменты идут. Сказали сначала — обучение, но толком ничего конкретного. Медкомиссия, думаю, завтра будет.

Сейчас отдыхаем, у нас вечер. Какой номер части, говорить не буду. Сколько тут человек — точно не скажу, много. Да и это такая информация, знаете…

Настроение у меня отличное. Оружие в руках, конечно, держал. Желания отказать не было. Можно сказать, добровольно пошел. Это мой долг.

Как отреагировала семья? [Закашливается.] Ну, нормально. Двое детей. Ну, не маленькие. Растут еще, несовершеннолетние. Связь я с ними поддерживаю, конечно. Телефон при мне — никто нам не говорил, что телефоны будут изымать. У нас такого нет. Да я бы и сам не взял телефон [в бой], не нужен он там.

Ну, этап сборов еще идет. Домой еще вернуться… да нет, не особо [надеюсь]. Но когда повезут [в Украину], я тоже не знаю. Да нет, не особо мне страшно. Я вообще не переживаю.

Я работал в охранной фирме, меня не уволили, нет. С сохранением занимаемой должности и заработной платы. Ничего не понятно еще, на сколько я уеду — тоже. Пока еще этап сборов, все вот эти разъяснительные беседы, наверное, будут завтра.

Сейчас я в казарме, да. Лежим на кроватях, есть телефоны… ну, гуляем. Панических настроений ни у кого нет. Мы в форме тут уже все, да.

Редактор: Дмитрий Трещанин

Оформите регулярное пожертвование Медиазоне!

Мы работаем благодаря вашей поддержке

Ещё 25 статей